Срок работы пробной версии продукта истек. Через две недели этот сайт полностью прекратит свою работу. Вы можете купить полнофункциональную версию продукта на сайте www.1c-bitrix.ru. Архитектура и Дизайн
Садовая мебель становится символом нового статуса

Садовая мебель становится символом нового статуса



В отличие от сектора мебели для дома, которая развивается не очень быстро, сектор садовой мебели демонстрирует совершенно противоположную тенденцию – утверждают организаторы Salone del Mobile 2019 в своем итоговом релизе.

Ведущие производители мягкой мебели, такие как Flexform, придумывают целые коллекции садовой мебели, в частности, «классический» дизайн Антонио Читтерио. Компания Giorgetti, известная своей декоративной отделкой, поручила студии Palomba Serafini создать дизайн новой коллекции садовой мебели, которая в шарнирных опорах линейки Break ссылается на наследие Эйлин Грей.


Можно сказать, вся система взаимодействия между вазами для внутреннего и внешнего убранства была перевернута с ног на голову из-за влияния, оказанного на дизайнера внешним, а не внутренним миром. Например, международная дизайнерская фирма Yabu Pushelberg со студиями в Торонто и Нью-Йорке разработала для мебельной компании Glas Italia великолепные хрустальные резервуары для использования в качестве террариумов / клумб для растений. Это явление также проявляется в увеличении числа обращений к природе в дизайне обоев, украшенных узорами крупных растений (типа пальм и фиговых деревьев), которые создают иллюзию существования на густонаселенной территории девственно чистой природы. Взять, к примеру, коллекцию Wanderlust, разработанную дизайнером Марселем Вандерсом для бренда Londonart. Кроме того, в изобилии представлены крупные изображения животных (Wall&Decò), а также романтические и идиллические картины в духе изображений на набивных тканях XVIII века и картин безмятежной и простой сельской жизни, открывающихся во время Гранд-тура.

Можно смело утверждать, что обои — это главный материал 2019 года. Тем не менее, коллекция Jannelli&Volpi, созданная в память о Кандинском, служит стимулом для дальнейшего освоения экологического искусства, доступного всем нам.

Доминирующей темой новых коллекций MissoniHome, созданных Росситой Миссони, становится использование естественных оттенков (коллекция Winter Garden просто невероятна


С другой стороны, в дизайне садовой мебели также присутствуют и менее авантюрные подходы к созданию предметов интерьера: например, коллекция Swing, разработанная Патриком Норге для бренда Ethimo, и коллекция садовых диванов Ribes, созданная Антонио Читтерио для B&B, в которой воплощена типология футона (с полимерными перекладинами) и передана свежесть тиковой обивки полосатого матраса. В целом преобладают этнические мотивы, в частности, присутствуют аллюзии на африканскую и южноамериканскую культуры до европейского завоевания, которые вытесняют или дополняют более благородные упоминания о древней культуре Дальнего Востока.

Коллекция Swing

 

Коллекция садовых диванов Ribes, созданная Антонио Читтерио для B&B,

Также на рынке есть новые игроки типа мебельного бренда Diabla, который впервые представил полный каталог садовой мебели и аксессуаров. Особенно впечатляет использование геометрических узоров в духе чистого абстракционизма для производства столешниц (Mona), предложенное английским дизайнером и художником-гравером Джонатаном Лоусом. Кроме того, особое внимание привлекает искусство внешнего оформления, идеально сочетающееся с утонченностью внутренней отделки ширм Kazimir в стиле Казимира Малевича, разработанных Джулией Дозса для Colé.



 

Ширма Kazimir разработанные Джулией Дозса для Colé

Среди садовой мебели особый интерес представляет коллекция столов от компании Bebop, разработанная дизайнером Тристаном Лонером, в которой сочетается минимализм и элементы стиля 80-х годов. С другой стороны, пуфы Trame, спроектированные дизайн-студией Angeletti Ruzza для мебельного бренда da a, украшены великолепными абстрактными узорами, напоминающими тканую материю.


Смешение пространств

Расширение рынка высококачественных дизайнерских услуг и необходимость создания «уютных гнездышек», ориентированных на прием и общение людей, приводят к потенциальному смешению различных сред и, следовательно, к переходу от проектирования отдельных частей к разработке целых пространств. Лишь немногие люди (не только конечные пользователи, но и дизайнеры) по- прежнему способны «сочетать различия» в архитектуре интерьера (включая шедевры предметов интерьера). Схемы отделки стали единым целым: напольное покрытие отражается в отделке стен, обивке мягкой мебели и краске, и всему этому противопоставляется соответствующее замысловатое освещение. Выбранные оттенки непосредственно связаны с тканями, используемыми для обивки мягкой мебели (кстати, сейчас наблюдается значительный рост исследований в области текстиля). Предметы больше не используются для того, чтобы придать пространствам некий характер. Собранные в одном месте, они стали главными выразителями мнений о вкусе и культуре, выработанных в ходе проектирования. Мастерство, особенно в отношении предметов, играет фундаментальную роль. Ярким примером являются мастера-ремесленники, которые работают с глиной в Atelier Vierkant в Остенде, Бельгия.

Невероятная подвижность дизайна способствует разделению пространства на части, побуждая к многократному использованию жилых и кухонных зон, спальных зон и водных/релаксационных пространств (не имеющих никакого отношения к ванным комнатам и умывальным комнатам с уборной, особенно когда сауны — см. сауну Yoku от бренда Effegibi — имеют тот же уровень отделки, что и предметы интерьера).


Как уже было отмечено, наружные пространства, прилегающие к зданиям (будь то дома, гостиницы или офисы), приобрели то же величие, что и внутренние помещения, и, следовательно, расходы на обустройство экстерьера зданий продолжают активно расти. По сути, мы должны признать, что общая система ценностей, приоритетов и покупательского поведения, остававшаяся нетронутой на протяжении многих поколений, претерпела определенные изменения.

Мы также видим дизайн-проекты, которые находятся в разных измерениях. Первым и наиболее очевидным является смешение рынка коллективных пространств с рынком домашнего пространства, где постоянно сталкиваются офисные и жилые помещения. Взять хотя бы мягкую мебель, спроектированную Раффаэллой Манджаротти для бренда IOC, с ее обволакивающими, звукоизолирующими линиями, которые, несомненно, окажутся полезными во время взаимодействия в общественных местах, а также во время использования в более домашней обстановке; или столы Ponto, представленные брендом Lammhults и спроектированные дизайнером Троэльсом Грум-Швенсеном. Раздвижная перегородка Джузеппе Бавузо, спроектированная для фабрики Rimadesio, похоже, стремится к среде, в которой сочетаются домашний уют и красота дорогого бутика.

 

Мягкая мебель, спроектированная Раффаэллой Манджаротти, для бренда IOC


Столы Ponto, представленные брендом Lammhults


Раздвижная перегородка Джузеппе Бавузо


А в вопросе увеличения точек соприкосновения между различными дисциплинами примечательна раздвижная стена Teatro, которую Пьеро Лиссони спроектировал для Lualdi. Она может вращаться на 360°, превращаясь в книжный шкаф и скрывая вход в «секретную комнату». Благодаря своей функциональности, эта перегородка выходит за пределы простого предмета мебели и становится архитектурой интерьера.


Точно так же, термин «книжный шкаф» совершенно не подходит для описания предмета интерьера (Super Position) Жана Нувеля, спроектированного для MDF.


Он скорее представляет собой «объем в пространстве». Студия Eoos переступает грань между меблировкой и скульптурой, еще двумя сферами, которые взаимодействовали годами или, скорее, с момента появления арт-дизайна: плавные деревянные линии и бронзовая основа рабочего стола Tama, спроектированного по заказу Walter Knoll, напоминают абсолютные формы японско-американского художника Исаму Ногучи.


Капсульная коллекция XGlass Home компании ago рассказывает о мире высокой моды с переносом высококачественных материалов на стекло.


Чтобы завершить рассказ на радостной ноте, стоит упомянуть еще об одном случае удачного смешения разных сфер — дизайна и личной жизни. Датский дизайнер Йоханнес Торпе создал для компании Moroso диван Heartbreaker с подлокотниками в форме разбитых сердец, чтобы открыто рассказать о своей тоске по женщине, которая оставила его накануне свадьбы!


Поверхности

Настоящая революция, произошедшая в 2019 году, касается поверхностей, а не объектов в их пространственной идентичности. Произошло бурное развитие «эстетики поверхностей». Это двумерный подход к проектированию, при котором более традиционные и крепкие материалы, такие как белый каррарский мрамор, радиальноспиленный дуб и нейтральный лак, подвергаются внешнему воздействию, в результате чего появляются трещины, очаги разрушенной породы, подтеки, окисления, трансплантаты и инкрустация. Поверхности поражают богатством своей отделки. Эта тенденция появилась несколько лет назад, но максимальное развитие получила именно в этом году. Приставные столы Alchemy бренда De Castelli, спроектированные студией Stormo, ссылаются на способы переработки неблагородных металлов, которые использовали древние алхимики.


Стоит подчеркнуть, что эта «мастерская Ренессанса, перенесенная в XXX век» (настоящее просто не существует — прошлое напрямую смотрит в самое отдаленное будущее!), привела к возрождению почти забытых ремесленных и производственных методов добычи и обработки ценных пород дерева, повторному открытию традиционных материалов, таких как, например, ротанг (см. работу хорошо известной испанской компании Expormim), а также проведению инновационных исследований отделки поверхности с трехмерным эффектом (см. керамические покрытия, ламинат и панели Cleaf с пирамидальной облицовкой).



Компании, занимающиеся ткачеством, обладают невероятным набором превосходных навыков. И Dedar, и Rubelli провели серьезные архивные исследования, изучив великолепие тканей прошлого. Вместе с тем, при создании новых видов полотен они наделяли их всеми современными технологическими характеристиками. Некоторое время пальма первенства принадлежала бархату, представленному в роскошной палитре осенних цветов: оттенках красного (от нежно- розового до терракотового и темно-красного), желтого (цвета вина сорта марсала, медового), коричневого и зеленого (цвета хаки, грязно-зеленого и серо-зеленого). Помимо поиска природных материалов, наблюдается сдвиг в сторону создания оригинальных решений, таких как окрашенная смола Cristal Mood от Antonio Lupi и мрамор Marmor Natum, разбитый на мелкие части и вновь собранный по крупицам французским дизайнером Гвенаэлем Николя для бренда Budri.


Cristal Mood от Antonio Lupi

С помощью коллекции Smart Wood дизайнера Филиппа Старка итальянскому производителю мебели Kartell удалось превратить древесину, древний природный ресурс, в современный высокоэффективный промышленный материал.

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/1652143/pub_5cbdf6dfae6cb600af870243_5cbdff17621b6d00b28b0edb/scale_600

Превращение дизайнера в арт-директора, а арт-директора — в стилиста

При проектировании дизайнер фокусируется на материалах, что означает, что после проведения исследований в центрах и технических бюро необходимо предоставить заинтересованным лицам точные результаты. Эту работу обычно поручают стилистам, а не дизайнерам. В свою очередь, в 2019 году дизайнеры вынуждены из дизайнеров-изобретателей (как это было после окончания Второй мировой войны) превратиться в арт-директоров. Данное положение вещей наблюдается уже некоторое время, поэтому теперь необходимо разобраться, к чему это приводит и насколько это хорошо для индустрии в целом.

Еще одним следствием данного изменения является очевидная переоценка так называемых звезд мира дизайна: все большее значение получают приобретаемые компанией навыки, а не имя дизайнера и его умение себя рекламировать. Последнее изменение застало врасплох лишь несколько компаний, поскольку все остальные фирмы старались сохранять баланс между брендом и дизайнером. Примером такого баланса является японский фильм «Маруни», в котором удается объединить словарный запас двух таких гигантов, как Джаспер Моррисон и Наото Фукасава. В похожем «анонимном» ключе (см. столы и скамейки из цельной древесины) выполнена мебель датского бренда Muuto и финской компании Nikari, а также стул Akademi, разработанный двумя дизайнерами студии Kaksikko.


И наконец, стоит упомянуть американскую фирму Emeco, которая всегда занимала лидирующие позиции в стремлении к фундаментальному «дизайнерскому молчанию» и экологически-безопасному производству (см. новую коллекцию Barber&Osgerby, на 70 % состоящую из пластиковых бутылок, пригодных для повторной переработки).